Беседа со священником

Беседа со священником

Вытягивают из гибельного омута

В Калининграде уже полтора года действует Общество трезвения им. св. прав. Иоанна Кронштадтского, духовником которого стал настоятель храма св. Сергия Радонежского в пос. Рыбачий иерей Сергий Василевский. Срок немалый, можно уже подвести некоторые итоги его деятельности по вытягиванию людей, попавших в гибельный омут алкоголизма и наркомании. Об этом наша беседа с о. Сергием.

— Батюшка, расскажите сначала как пришли к идее создания такого общества?

Началось все с того, что общаясь с руководителем отдела по социальному служению Калининградской епархии Марией Борисовной Фильковой, мы поняли, что необходимы новые формы работы с зависимыми людьми. Решили для начала проводить молебны, где собирались в основном верующие люди, в семьях которых уже надо было как-то спасать мужа, сына, отца. Необходимо было создать условия, чтобы люди могли бы куда-то прийти, помолиться, просто пообщаться между собой, узнать что делать, как преодолеть сложившуюся ситуацию.

— То есть в общество приходят в основном родственники зависимых людей?

По-разному. В основном, конечно родственники. Есть даже такой термин – созависимые. То есть – жены, матери, сестры. Зависимых сначала вообще практически не было: ведь, как правило, они себя больными не считают. И это самая большая беда, так как человеку очень сложно признаться, что он болен. Он может быть уже хроническим алкоголиком, но при этом считает себя вполне здоровым человеком. Конечно, не все такие. И в наше общество приходят те, кто понимает, что с болезнью необходимо бороться.

— С каких конкретных шагов все началось?

Весной прошлого года мы по разных храмам развесили объявления о том, что на базе отдела по социальному служению Калининградской епархии  создается такое общество. Люди стали потихоньку подтягиваться, и уже зимой нынешнего года приходило до 40 человек. Я говорил, что сначала были созависимые, но с течением времени удалось переломить ситуацию и уже стали непосредственно приходить зависимые, стремящиеся к исцелению.

— Как в основном происходят такие встречи?

Мы собираемся по вторникам, начиная с 6 часов вечера. Сначала молебен о страждущих в храме. Он продолжается вместе с проповедью минут 20-25. Потом из храма все переходят в помещение соцотдела, и там за чаепитием общение продолжается уже, так сказать, в неформальной обстановке.

— Молебны, чаепития — это все хорошо. Но есть ли реальные случаи, когда в результате всего этого человек действительно отказался от алкоголя?

Постоянные посетители наших встреч, которые раньше без рюмки не представляли жизни – а таких сейчас наберется не менее 10 человек – разве это не результат? Мы же не занимаемся каким-то волшебством – раз и все прошло. Как это обещают псевдоцелители. Возвращение алко- или наркозависимого к нормальной жизни это трудный и долгий процесс. И те из них, кто даже стал постоянно приходить, тоже срывались. Люди оступаются на пути борьбы с недугом, но поднимаются и снова двигаются дальше.

—Я где-то читал, — кажется, в журнале Русский мир, — что один алкоголик, на которого все давно махнули рукой, зимой в пургу упал в сугроб и стал замерзать. Если бы не случайно наткнувшийся на него проходивший мимо человек, то погиб бы. Это чудесное спасение на него так сильно подействовало, что он, во-первых, стал по-настоящему верующим человеком, во-вторых, бросил пить, и, наконец, в нем проснулся талант художника, и его картины стали пользоваться большим спросом. В итоге жизнь в деревне, где он жил, тоже стала меняться в лучшую сторону, так как часть своего заработка он отдавал на нужды односельчан. В этом явно проглядывается сила Господа, способного даже горького пьяницу сделать полезным для общества человеком. В вашей практике подобного случая не было?

Пока не было, но на все воля Божия. Господь каждого может исцелить, иногда и таким радикальным способом. Для Него нет ничего невозможного.

—Как-то в паломнической поездке, в Успенском Псково-Печерском монастыре мне, волею случая, пришлось стоять у раки с мощами свмч. Корнилия. Там сидел старец и принимал какие-то жертвы. Люди при этом просили помолиться о своих близких. Из пяти наших паломниц из калининградского автобуса четыре просили у старца помощи, чтобы отвратить своих близких людей от пьянства. То есть проблема действительно серьезная. Насколько она остра именно для нашего края? Наверное, людям надо прежде всего объяснять, что это порок, грех, страсть. То есть прежде всего духовную сторону проблемы раскрывать. Тогда эффективнее можно будет с ней бороться. Ведь не зря наши женщины именно к монаху обращались?

Конечно, это важно. И не зря ведь создано наше общество трезвения под покровительством именно великого православного святого Иоанна Кронштадского. Но важна еще и конкретная квалифицированная медицинская помощь. Поэтому мы работаем в тесном контакте с врачами калининградского наркологического диспансера.

— Как это происходит?

Я хожу туда каждую неделю. Там есть три отделения. Первые два не посещаю, так как там людей просто спасать надо медицинскими препаратами от запоя, острого психоза, стресса. Благодаря главврачу областной наркологии, замечательному человеку Юрию Евгеньевичу Скалину было открыто третье отделение — медицинской реабилитации. У нас сложилось очень хорошие добрые отношения и полное взаимопонимание с руководителем этого отделения Натальей Викторовной Крыловой, которой удалось создать здесь совершенно потрясающую атмосферу. Как для больных, так и для медицинского персонала. И я не побоюсь сказать, что отделение медицинской реабилитации нашего областного наркологического диспансера — лучшее в России.

— По каким критериям?

Я не буду приводить какую-то статистику, это дело специалистов. Но могу сказать, что видно, как человек меняется прямо у тебя на глазах в течение одного-трех месяцев. И вновь становится вполне нормальным членом общества, хотя раньше на нем жирный крест все ставили. Ведь проблема, как я уже говорил, еще в том, что алкоголики себя больными не считают. Для них это норма жизни, а то, что к 40 годам каждый доживший до этого возраста имеет уже нескольких друзей-собутыльников на кладбище (цирроз печени, инфаркт, болезни желудка, почек и т. п.), их мало волнует.

— С медицинской точки зрения все ясно — людей надо лечить. Но давайте, батюшка, вернемся к духовной стороне вопроса. Ведь наша газета называется «Спас», и тут — спасать человека надо, оградить от порока, вошедшего в душу, и крепко там укоренившегося. Вы сами сказали, что алкоголики считают себя абсолютно здоровыми людьми, как с физической, так, видимо, и с духовной точки зрения…

Вы правы. Алкоголизм, как болезнь, это целое мировоззрение. Так же, впрочем, как и наркомания. Центром жизни, источником радости становятся алкоголь или наркотики. И получается,что человек подойдя к черте, когда уже хочет «завязать» с этим, и даже бросает пить, то в душе образуется некая черная дыра, которую очень трудно бывает заполнить каким-то другим, менее привычным способом.

— А работой, например?

Да, многие так думают: брошу пить – пойду работать. Но на работе они сталкиваются с новыми стрессами, возникают новые проблемы. Как легче всего их решать? Вопрос риторический. И все начинается по новой. Ведь в большинстве своем люди бросают пить, когда эта страсть серьезно угрожает здоровью. А чуть оклемался, — даже если врачи с того света вытащили, — и снова за старое. До очередного приступа болезни, в этот раз, может быть, с летальным исходом. Почему это происходит? Да потому, что в центре жизни стоит алкоголь – главный источник радости. Именно это и надо заменить. Каким образом? Другого пути как обращение к Господу я не вижу. Если человек начинает верить в Бога, и делает это искренне, то Господь полностью заполняет его душу. Жизнь человека наполняется смыслом. Пустота, которая раньше заполнялась алкоголем, причем это происходит даже на подсознательном уровне, теперь заполняется другим. При этом ощущения он испытывает не сравнимые с тем, что испытывал раньше, когда прикладывался к бутылке. В этом и есть спасение — в христианском совершенствовании.

— Ну и как прийти к такому совершенствованию? Практически это и есть главное лекарство от всех пороков…

Это очень сложный вопрос – как?! Если бы знать, так это панацеей от всех бед было бы. Но без труда, без усилий над самим собой, без осознания порочности дальнейшего существования в зависимости от пагубной привычки, ничего не получится. Самое действенное средство – молитва, прямое обращение к Богу о спасении своей души. И как только человек это осознает, происходит изменения в его душе. После этого и может забрезжить свет в конце туннеля. Здесь важно с духовной точки зрения помочь вовремя подсказать ему дальнейший путь. В третьем отделении наркодиспансера и происходят такие беседы, после которых люди понимают, что без Божией помощи им не обойтись.

— И после этого один путь – в общество трезвения.

Не так схематично, конечно. Я уже говорил, что это трудный и долгий путь. Но первый шаг – самый важный – уже сделан. И здесь важно поддержать человека, не дать свернуть с правильного пути, на который он вышел. Вовремя услышанная проповедь жизни по евангельским заповедям, по слову Божию, помогает укрепиться ему на этом пути.

Я знаю пациента третьего отделения, который потом стал постоянно посещать встречи общества и уже 10 месяцев обходится без спиртного. Но сначала он вовсе не хотел отказываться от алкоголя – как непременного атрибута веселого, праздничного настроения. Зарабатывал неплохо, денег на это хватало. Поначалу он скептически относился к тому, что я рассказывал. Но постепенно проникся пониманием, что без Бога он не в силах справиться сам с собой. А с осознанием пришло желание действовать, чтобы изменить свою жизнь. В итоге он дал обет трезвости.

 Дмитрий Осипов

Продолжение следует